Главная » Новости » У самого Белого моря

У самого Белого моря

У самого Белого моря
6 мая 2016

В юности у меня была навязчивая идея: искупаться во всех океанах на планете. Индийский, Атлантический, Тихий, Южный — с 2005 года на протяжении нескольких лет я воплощал эту мечту, но с Северным Ледовитым океаном отношения не складывались. И вот прошлым летом мне представилась возможность осуществить задуманное. Все, что для этого было нужно, — купить билет до Архангельска и запастись изрядной долей авантюризма.

Если вы задумали ехать на Русский Север, авантюризм, без сомнения, будет вашей главной движущей силой. На такое путешествие не отважился бы даже Остап Бендер. Он-то стремился в Рио-де-Жанейро, где круглый год лето, теплый океан и знойные бразильянки, меня же самолет с каждой минутой приближал к Белому морю, от одного названия которого становилось как-то прохладно.

Архангельск встретил свинцовыми низкими тучами и ветром с Арктики. На календаре — середина июля, но столбик термометра едва вскарабкался до 10-градусной отметки. Это на шесть градусов ниже средней температуры июля и на целых 11 — выше абсолютного минимума, зафиксированного за все время метеонаблюдений.

Надолго в городе я задерживаться не планировал: моя цель — село Ворзогоры (ударение на первый слог) на берегу Белого моря, входящего в акваторию Северного Ледовитого океана. Именно там находится самый южный пляж Арктики. По прямой между Архангельском и Ворзогорами около 140 километров, но онлайн-карты «Яндекса» наотрез отказались прокладывать автомобильный маршрут между двумя населенными пунктами, а их американские «коллеги» из Google предложили маршрут протяженностью 1100 километров с гигантской петлей через Каргополь и Валдай. Спасибо, не надо.От размышлений, как добраться до вожделенной цели, меня отвлек поиск ответа на более насущный вопрос: что мы вообще знаем об Архангельске и этом северном регионе? Памятник Петру I, установленный на набережной Северной Двины, видел каждый — именно он украшает 500-рублевый билет Банка России. Отсюда я и решил начать прогулку по городу, благо гостиница, где я остановился, была недалеко от Петровского парка. Мне представлялось, что бронзовый Петр будет более внушительным, вроде Медного всадника на Сенатской площади Санкт-Петербурга, хоть и без коня. На деле скульптура в Архангельске довольно скромная — на первый взгляд, около двух метров, а в действительности два с половиной, и это не случайно. Скульптор Марк Антокольский учел, что, находясь на постаменте, фигура императора с земли будет казаться горожанам несколько меньше, и сознательно сделал ее такого размера, чтобы достичь максимальной исторической правды — Петр I, как известно, был ростом 203 сантиметра.

Если посмотреть в лицо Петру, от вашего взгляда не скроется «карандаш» у него за спиной — так архангелогородцы называют Здание проектных организаций, 24-этажную башню со шпилем на площади Ленина. Кто-то считает, что этот «карандаш» (кстати, самое высокое железобетонное сооружение в мире за 64-й параллелью) портит панораму города, — его, как говорят, видно практически из любого уголка Архангельска (и, вероятно, это правда, учитывая довольно плоский ландшафт этих мест). Однако лично я не вижу ничего дурного в том, что у города есть такой, пусть спорный, но символ.

Здание проектных организаций возводили к 400-летнему юбилею Архангельска, и проект для начала 80-х годов был, без преувеличения, революционным. Здешний грунт весьма неустойчив, как будет вести себя 82-метровая (а вместе со шпилем 142 метра!) башня на болотистой местности тогда никто не знал. На раннем этапе к проекту был привлечен Николай Никитин, архитектор Останкинской телебашни и монумента «Родина-мать» в Волгограде. Во многом благодаря идеям Никитина этот амбициозный проект и состоялся, хотя первые из 624 свай фундамента вбили в плывущий грунт уже после кончины мастера.

От архангельского небоскреба сворачиваю на проспект Чумбарова-Лучинского — архангельский Арбат. На участке между улицами Карла Либкнехта и Иоанна Кронштадтского проспект превращен в пешеходную зону, вдоль которой выстроились выдающиеся образцы русского деревянного зодчества. Некоторые из этих домов до сих пор жилые, другие, как бывший Дом Коммерческого собрания, превращены в музеи. Вдоль проспекта установлено несколько памятников литераторам и их героям. Импозантный мужчина в камзоле и лавровом венке, держащий в правой руке гигантское перо, — это Козьма Прутков, литературная маска Алексея Толстого и братьев Жемчужниковых. Чудак-человек верхом на налиме — Сеня Малина, герой сказок Степана Писахова. Сам Писахов представлен в образе эдакого старичка-боровичка, сменившего грибную шляпку и кафтан на шляпу и пальто. Раньше на нем сидела бронзовая чайка, но после того как птицу в очередной раз спилили какие-то вандалы, ее решили не восстанавливать.

После прогулки по проспекту Чумбарова-Лучинского логично отправиться в музей под открытым небом «Малые Корелы», который находится в селе Малые Карелы. Это примерно в 23 километрах от Архангельска. Там вы не только увидите около сотни старинных деревянных сооружений со всей Архангельской области, самые древние из которых датируются XVI веком, но и узнаете увлекательную историю о том, как буква «о» в названии села превратилась в «а».